Wednesday, 17 Jul 2019

Что случилось с сомалийскими пиратами

6 смотр.

Что случилось с сомалийскими пиратами

Сомалийские пираты: что на самом деле с ними случилось

Что является самой большой проблемой XXI века? Терроризм? Ядерные испытания в Северной Корее? Или, быть может, вирус Эбола? Пожалуй, однозначно ответить на этот вопрос и выделить одну единственную угрозу не получится. Уж слишком всё зависит от информационной шумихи вокруг той или иной ситуации.

Достаточно вспомнить сомалийских пиратов — в начале 2000-х их считали чуть ли не главной угрозой мировой торговле, а сегодня о них не встретишь и новости. Складывается впечатление, что разбойники XXI века канули в небытие. Пропали ли они бесследно?

Пик пиратства у берегов Сомали пришёлся на 2008—2011 годы. За этот период разбойники осуществили более 160 успешных атак, в среднем предпринимая по 100-200 попыток в год. Начиная с 2011 года количество нападений начало неуклонно снижаться: всё из-за принятых международным сообществом мер, а попросту — из-за предельной милитаризации региона.

С марта 2017 года сообщения об успешных захватах кораблей сомалийскими пиратами и вовсе перестали поступать, отмечается в принятой Советом Безопасности ООН 6 ноября 2018 года резолюции по борьбе с пиратством. Впрочем, в Организации Объединённых Наций вместе с тем признали угрозу, до сих исходящую от разбойников.

Что бы не говорили в ООН, но новости об новых атаках пиратов всё ещё появляются достаточно часто. Правда, приходят они теперь совсем не с Аденского, а с расположенного на противоположном конце Африки Гвинейского залива. Там, например, в августе танкер «Пантелена» с российскими и грузинскими моряками девять дней удерживался пиратами. А буквально спустя полтора месяца, в октябре, разбойниками было захвачено судно Pomerania Sky.

Не исключено, что некоторые сомалийские пираты после того, как у них отняли возможность «охотиться» у родных берегов, не бросили своё «ремесло» и начали практиковать его в другом месте. Но, вероятно, если таковые и есть, то их лишь малая часть. Остальные же нашли себе другой, можно предположить, не менее прибыльный промысел.

ЧИТАТЬ:  Теракты 11 сентября в США: главные нестыковки официальной версии событий

Предельная милитаризация Аденского залива, выразившаяся в первую очередь в появлении многочисленных военных баз, оказалась эффективна сразу с двух сторон. Во-первых, она максимально затруднила действия пиратов, у которых теперь есть реальный повод бояться расправы. А во-вторых, наличие иностранных опорных пунктов оказалось весьма выгодным как для сомалийских властей, так и для сомалийского народа.

В настоящее время в Сомали и Джибути расположились базы сразу семи стран, и за каждую из них государства получают от 30 до 100 миллионов долларов. Математика достаточно проста: семь стран, семь баз, до 700 миллионов "зелёных«выручки. А это сумма, которую одним рыболовством не заработаешь. Только в масштабах Сомали 700 миллионов — одна десятая ВВП страны.

Помимо этого, на расквартированных военных неплохо зарабатывает и местное население. Сомалийцы оказывают иностранцам различные услуги — от уборки до продажи всевозможных товаров, а при желании они могут даже пройти на базах военную подготовку. Так что бывшие пираты — а это люди, часто вынужденные заниматься разбойничеством, получили возможность заработать на пропитание и даже стать борцами с пиратами действующими.

Однако даже несмотря на весомую прибавку к доходам, благодаря которой вроде бы можно было бы решить не одну проблему, обстановка в Сомали (или, вернее, квазигосударствах, образованных вместо некогда единой страны) всё ещё очень неспокойна.

Год назад экспертная группа ООН по Сомали опубликовала доклад, в котором говорится, что запрещённая в России террористическая организация «Исламское государство» расширяет свою деятельность в африканской стране. По данным специалистов, группировка активно набирает боевиков в свои ряды. Её численность уже выросла в разы: если в конце 2016 года количество сомалийских сторонников ИГ оценивалось в несколько десятков человек, то к ноябрю 2017 года оно составило почти 200. И сомневаться в том, что львиная доля из них успела попрактиковаться в пиратстве, не приходится.

ЧИТАТЬ:  Легендарные воины Белого движения в России: 15 главных героев

Понятное дело, что такому росту популярности группировка обязана не столько идеологическим, сколько финансовым причинам. Руководитель «Исламского государства в Сомали» (запрещена в России) Мумин находится в постоянном контакте с представителями ИГ в, Йемене откуда боевики и получают финансовую поддержку. Так что не удивительно, что террористам удаётся на равных сражаться с правительственными войсками.

Более того, в ООН бьют тревогу: после поражений ИГ (запрещена в России) в Сирии и Ираке центр «халифата» может переместиться именно в Сомали.

Обеспокоены в Организации Объединённых Наций и другими вещами. В уже упомянутой резолюции по борьбе с пиратством от 6 ноября 2018 года отмечается, что в дестабилизацию страны свой вклад вносит «незаконный, несообщаемый и нерегулируемый рыбный промысел в исключительной экономической зоне Сомали». В ООН видят связь между таким промыслом и пиратством, «учитывая, что незаконный, несообщаемый и нерегулируемый рыбный промысел означает для Сомали потерю доходов, исчисляемую миллионами долларов США в год».

Впрочем, возможно, повода для беспокойства как такового и нет. Как правило, пират и рыбак — две неотделимые друг от друга ипостаси сомалийцев. Ведь в разбойники они идут от того, что их главный труд — рыболовство — не приносят им необходимого дохода. Сейчас же, под угрозой ракетных кораблей, местные жители скорее вынуждены искать своё счастье в том же океане, но уже с удочкой и сетью вместо «Калашникова» в руках.

dasson.ru

09.07.2019

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

6 смотр.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

20 − 15 =

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: